ОТКАЗ ОТ ВСЕГО ВНЕШНЕГО В ПОЛЬЗУ ВНУТРЕННЕГО ДУХОВНОГО ПУТИ

Хорошая идея. Красивая и по смыслу, и по содержанию.
Намерение жертвовать всем ради цели, определенность, неукоснительное следование четким ориентирам — люди любят такое, со стороны это выглядит красиво, достойно — вызывает живейший интерес и сопереживание.

Сознательная аскеза как способ демонстрации своей внутренний силы, «смотрите, я решился, я могу, я достигну». Показать своим опытом пример как надо, что такое преданность делу/духу/эгрегору, внутренняя решимость и отчаянная романтика — да так, чтобы тебя услышали.

Каково это быть тем, кто намеренно лишил себя удовольствий ради благой и высокой цели — следовать внутреннему пути? Это выгодно отличает тебя от других, не так ли? Делает особенным. Ведь ты решился, а другие нет.
Вдохновляющая идея в сети которой легко попасться. Я знаю, я, возможно, до сих пор еще там.

Люди любят накалы страстей, перегибы и крайности. Люди любят не таких как все, особенных, избранных, с высокой миссией. Общество таких ненавидит, не принимает, но люди — нет. Каждый в отдельности тайно мечтает стать именно таким. Больше всего на свете люди любят ощущать себя особенными! И идея отказа от внешнего, чтобы следовать внутреннему, принятая для себя и публично озвученная, моментально делает тебя таковым. Она выделяет тебя из общей массы и кидает на авансцену. И вот иллюзия, что твой путь чем-то уникальнее чем путь любого, кто сидит в зале уже поймала тебя в цепкие объятия. Тебе уютно и тепло. Ты чувствуешь что, наконец, там, где тебе стоит быть.

Все это продлится до тех пор, пока в одно утро до тебя не дойдет, что в мире не существует вещи лучше, чем другая вещь. И твой путь ничем не уникальнее и не лучше, чем путь дворника Ивана, бизнесмена Артема, балерины Светланы, врача Антона, продавщицы Жанны или учительницы Марины, даже если они не сделали своей целью просветление и осознанность, в отличие от тебя.
И особенный ты ровно до тех пор пока люди не забрали у тебя это право — быть особенным, пока каждый из них, сидя в зале, не встал и не заявил, что ты ничуть не особеннее его.

Так что единственное, что приносит тебе отказ от всего внешнего в угоду всего внутреннего — это дельту времени пока до людей не дойдет их персональная особенность. И в тот момент, когда они встанут и разойдутся по своим жизням, они с легкостью обыграют тебя своим опытом, потому что все это время никто из них не отказывался от внешнего в угоду внутреннему. А ты — да.